Пятьдесят на пятьдесят (выживет — не выживет)

0
118

Этот рассказ посвящается моей маме, папе и коту! Только им и никому больше. Особая благодарность маме. Без неё не было бы рассказа, потому, что не было бы кота.

Все события реальны. Стоит напомнить, что мне было всего 9 лет. Этот рассказ начался со слёз, слезами он и закончится.

Глава №1 С чего всё началось

Пятьдесят на пятьдесят (выживет - не выживет)
Пятьдесят на пятьдесят (выживет — не выживет)

Но не будем забегать вперёд. Сейчас мы находимся в кабинете врача. Это ушнюк (или ушняк или ушнек, в общем врач, который лечит уши — отоларинголог). Я плачу. В последнее время мы с мамой только этим и занимаемся.

— У неё отит. Нужно капать уши каждые три часа, – сообщила врач, — и постельный режим.

Мама кивнула. Я не поняла ни слова из того, что услышала. Мысли были далеко от этого неуютного кабинета. Они остались там, где покоится одно из самых близких существ, там, где вырыта небольшая могилка, там, где осталась часть нашей души — моей и маминой.

Плечи задрожали в новом приступе рыданий. Я постаралась успокоиться, убедить себя, что жизнь продолжается, но не смогла.

— Эге, неудивительно, что у неё отит! Если так реветь, и не то может случиться, – сказала врач и неодобрительно покосилась в мою сторону. Мама опять кивнула. Судя по её стеклянному взгляду, она тоже изо всех сил сдерживалась, чтобы не заплакать вместе со мной.

Мы молча вышли из поликлиники и направились к нашему дому.

— Он всего лишь кот! – неожиданно прошептала мама.
— Всего лишь кот?! Ты прекрасно знаешь, что это не так! Это не просто кот! Это был наш самый близкий друг, он был член нашей семьи!
— Пойми, я тоже очень любила Кузю, – стараясь оставаться спокойной, сказала она, — но то, что с ним произошло — естественно. Люди тоже умирают.

Нет, это было не естественно. Кот был молод и полон сил. Он не должен был погибнуть.

Но это случилось. Случилось, можно сказать, из–за нашей халатности. Мы разрешали выходить ему на балкон и гулять по карнизу, что, оказывается, делать было категорически нельзя. Он подрался с соседской кошкой на карнизе, и она его скинула. С того момента я возненавидела эту кошку. Родители говорили, что кошка не специально, что она сама не поняла, что сотворила, но это ничего не меняло.

Он ведь ещё жил какое – то время. Целых три дня. Мы вызвали ветеринара на дом, мы пытались его вылечить.

— Пятьдесят на пятьдесят, выживет или не выживет,– сказал он, — если три дня продержится, значит и дальше жить будет.

Казалось, (или я, по крайней мере, так думала) что на третий день коту стало легче. Утром он даже стал ровнее и спокойнее дышать. Но днём…я не могу дальше писать!

Глава 2

Я сделала всё возможное, чтобы уговорить маму поехать на птичий рынок. Мы просто хотели посмотреть на котят и вспомнить, каким Кузька был в детстве, но получилось всё совершенно по-другому.

Котят на рынке было видимо – невидимо. Они все сидели в застеклённых аквариумах и таращили на нас свои глазки.

И вдруг в одном аквариуме мы увидели котёнка точь – в точь напоминавшего Кузьку. Малыш спал. У него даже пятнышко на носу было точно таким же. Казалось, это Кузькина уменьшенная копия. «Возможно, судьба даёт нам второй шанс!» — подумала я.

Вдруг котёнок открыл глаза. Этот момент я не забуду никогда в жизни. Они оказались ярко – голубыми с тёмным ободком. Он нас буквально ослепил! Казалось, котёнок заглянул нам в самую душу. В тот момент я поняла, что всё решено. Мы купим этого малыша, сколько бы он ни стоил.

Увидев нашу реакцию, продавщица тут же сообщила нам, что котёнок породистый, персидский. Она, видимо, хотела нас обрадовать, но получилось наоборот. Дело в то, что папа не хотел заводить породистых животных, потому что считал их избалованными и тупыми. Мама схватилась за телефон и набрала папу. Он был, мягко говоря, не в восторге от идеи завести нового котёнка, а породистого тем более. Мама со вздохом посмотрела на это маленькое чудо. Несмотря на слова продавщицы, котёнок нисколько не напоминал перса. Мы решили не говорить папе про его происхождение, сказать, что это другой зверёк. Возможно, тогда отец смирится с пребыванием в доме нового животного. Честно говоря, сейчас мы понимаем, что никакой он не породистый – продавщица нас обманула.

— Сколько он стоит? – поинтересовалась мама
— Триста пятьдесят рублей, — хищно облизнув губы, сказала продавщица — Котёнок ласковый, ему месяц, приучен к горшку!

Мы удивились, ведь у других продавцов котята стоили намного меньше, однако без лишних препирательств отдали положенную сумму.

В этот момент всё наше внимание было приковано к очаровательному малышу. Мы не заметили ни расчётливого холодного взгляда продавщицы, ни того, что в её аквариуме очень много котят. Пожалуй, слишком много, и все они пищат и плачут от голода. Довольными малышей было назвать никак нельзя. На эти вещи стоило бы обратить внимание. Продавщица дала номер своего телефона.

Я засунула котёнка себе под куртку и прижала к груди. Это была самая дорогая ноша в моей жизни. Казалось, что я слышу стук маленького сердца. Малыш тихонько попискивал и этот едва слышный звук согревал душу. Впервые за это время нам с мамой не хотелось плакать. Народу на рынке было почему–то очень много, все толкались, пихались и спешили к метро.

— Пропустите девочку с котёнком! Он маленький совсем, пропустите нас, пожалуйста! Не толкайтесь ради бога, котёночка заденете! – умоляющим голоском просила я.

Тот самый Гриша!
Тот самый Гриша!

В метро котёнок вылез у меня из–под куртки и устроился на руках. Он был размером с хомячка и умещался в ладошке. Мы всё никак не могли наглядеться на это пушистое чудо. Невероятного цвета глаза малыша смотрели на всё вокруг с любопытством. Мы с мамой всю дорогу обдумывали имя нашего питомца, но ничто не приходило на ум. Я хотела назвать его Кузей, в память о моём Кузеньке, но мама боялась, что котёнок может повторить судьбу нашего первого кота. Имя Тишка малышу никак не подходило, Пушок – звучало очень банально, Барсик с Тимошей нас тоже не очень вдохновляли. В полном смятении мы добрались до дома.

Дверь открыл папа. Я незаметно скрестила пальцы на руках, молясь, чтобы он разрешил котёнку остаться дома. Мы осторожно спустили малыша на пол. Он тут же стал с независимым видом расхаживать по квартире с поднятым хвостом – морковкой. Никогда ещё мы не видели такого умного, гордого и делового малыша. Котёнок старательно переставлял лапки, которые то и дело разъезжались. Папа сначала растерялся, но стоило котику поднять на него свои гипнотизирующие глаза, как ситуация изменилась. Отец смягчился. Я с удивлением заметила, что он рад малышу.

Мы всей семьёй собрались на кухне. Дать имя новому члену семьи мы предоставили папе (чтобы он мог внести свою лепту в общее дело). Он решил назвать малыша Гришей. Это имя удивительно подходила котёночку.

Засыпая, я думала, что этот день был самый лучший в моей жизни. Я никак не могла забыть, как несла малыша под курткой, его тёплое дыхание и еле слышное попискивание.

— Гриша, Гришенька, Гриша… — шептала я.

Глава №3 Неприятная неожиданность

На следующий день к нам пришла в гости моя подружка. Ей не терпелось посмотреть на нашего Гришеньку. Котёнок уже довольно хорошо освоился в квартире и с царственным видом слушал, как папа играет на гитаре. Моя подружка аккуратно гладила малыша по животику, как вдруг пронзительно закричала:

— Ой! Что это?!

Котёнок испуганно отшатнулся от неё. Мама осторожно взяла Гришу на руки. Она не сразу поняла, что могло напугать девочку. Присмотревшись, мама заметила, что по всему телу котёнка бегают жирные, толстые блохи, а на белом животике они особенно заметны.

Но это ещё было полбеды. Днём Грише стало плохо. Он отказывался от еды, его рвало. Мы позвонили заводчице, но на том конце трубки твердили, что «данного номера не существует». Котёнок забился под батарею и тяжело дышал.

Нам стало по – настоящему страшно. Иногда Гришенька под батареей тихонечко поскуливал. К ночи его состояние только ухудшилось. Я вставала с постели и на цыпочках подходила к котёночку. Просто хотела убедиться, что он ещё дышит. В коридоре я столкнулась с мамой. Она шла на кухню по той же причине. Услышав еле различимое посапывание из – под батареи, мы облегчённо перевели дух.

На следующее утро мама отпросилась с работы, чтобы сходить с Гришей в ветеринарку (так мы называем лечебницу для животных). Там котят до полугода принимали без очереди. Врач долго его осматривала, поцокала языком, померила ему температуру и вынесла свой вердикт:

— Он подцепил инфекцию. От неё умирают многие котята. Вы где его брали?
— На птичьем рынке.
— Понятно. Ни в коем случае не берите там животных. Продавцы сажают сразу много котят в один и тот же ящик или аквариум. Если хоть один из них болен, он заражает всех остальных. Большинство малышей погибают, так и не обретя своих новых хозяев. А знаете, что делают с теми, кого не продали в течение недели?
— Не знаю!- испуганно выпалила мама.
— Их запечатывают в тех же ящиках и выкидывают на свалку! Это всё равно, что похоронить заживо.
Мама бледнела на глазах.
— Ну, что лечить будете? Только учтите, это не просто и дорого. Надо будет кормить его из шприца каждые два часа и днём и ночью, уколы делать два раза в день и ещё много всяких неприятных процедур. Может лучше сразу усыпить? Сто семьдесят рублей и никаких проблем!
— Нет! Не надо усыплять!
— Что ж, дело ваше. Только учтите, все ваши старания могут оказаться напрасными. Пятьдесят на пятьдесят, выживет — не выживет!
Это были почти те же слова, что нам сказал врач в тот день, когда упал Кузька. Каждое слово ветеринара, словно нож, жгло мамино сердце. Но она чётко решила ни за что не сдаваться.
— Мы будем его лечить! – сказала она.

Врач выписала кучу рецептов. Гришеньке каждый день требовалась делать два укола дома и один раз ходить в ветеринарку, чтобы ввести антибиотик. Так же нужно соблюдать строгую диету: один кубик сбитого белка, через два часа минеральная вода, потом водичка с мёдом, бифидок и много другого. Вся еда вводится в ротик с помощью шприца без иглы, потому что другим способом его заставить есть было просто невозможно. Грише сразу сделали укол. Котёнок жалобно заплакал.

После похода к врачу ошарашенная мама занесла Гришу домой и побежала на работу. Они с папой работают в одном и том же месте, так что мама прямиком отправилась к нему. Она быстро изложила мужу страшную новость. Папа очень испугался, побледнел, но полностью поддержал её решение. Он сказал, что сделает всё возможное, чтобы помочь в лечении котёнка. Я вас уверяю, отец ни на секунду не отступил от своего слова.

Глава 4 Борьба

И вот началась борьба за жизнь Гришеньки. Кстати, родители сказали мне, что с ним всё в порядке и дружно отвели глаза. Это был первый раз, когда я им не поверила. Чтобы узнать правду, пришлось проявить хитрость. Я подслушала, о чём они говорят ночью. Именно так я узнала, что происходит на самом деле. Гришенька болен. Болен тяжело. Он может погибнуть.

Мама делала всё возможное, чтобы это не произошло. Она ставила ночью будильник и каждые два часа вставала, чтобы покормить малыша. Он сопротивлялся изо всех сил, отворачивал мордочку, фыркал, выплёвывал еду. Буквально за несколько дней Гриша похудел почти в два раза. Я очень боялась, что он всё–таки умрёт. Котёнок теперь больше смахивал на цыплёнка. Мама прибегала его кормить даже с работы. Она не опаздывала ни на секунду, каждые два часа была рядом с Гришей. От этого мама не высыпалась, целый день ходила усталая и сама порядком похудела.

Но самое страшное заключалось не в кормление. В уколах. Не передать словами, как котёнок кричал и плакал. Каждый раз это было новое испытание для всей семьи. Нам казалось, хуже и быть уже не может, но мы ошибались. Вскоре Гриша так похудел так, что попа почти пропала, и не во что стало колоть. Весь в жёлтых пятнах (следы от лекарств) худущий, он стал таким несчастным и затравленным! Дыхание его становилось тише и тише. Как – то раз он не смог встать. Зато каждый раз, когда малыш с утра открывал свои синие глаза — душа радовалась. Он пока жив — и это главное.

Обычно котёнка для укола держал папа, но однажды он не смог потому, что должен был пораньше прийти на работу. Я должна была подержать малыша, пока мама вводит иглу. Но когда Гриша закричал, у меня так болезненно сжалось сердце… Я не выдержала и отпустила котёнка. Знаю, что Гришеньке от моего проступка стало только хуже. Маме пришлось самой его отлавливать и делать повторный укол. Но тот писк! Я до сих пор его помню.

Гриша почти не выходил со своего излюбленного места под батареей, но если всё же выползал, то прямиком шёл к отцу. Котёнок ложился папе прямо на грудь и начинал еле слышно урчать. Ему было тепло и уютно. Папа пел ему колыбельные песни, и малыш засыпал. Нам казалось, что Грише становится от этого легче. Иногда папа играл котёнку на гитаре.

Малыш внимательно слушал. Папу он очень полюбил и отчётливо называл его: «МАМА». Гришина любовь была полностью взаимна. Папа тоже в котёнке души не чаял. Он всё свободное время нянчился с котиком. Гриша даже выходил его встречать. Только заслышав в коридоре шаги, малыш выползал к двери. Его лапки стали такими худыми, что каждый шаг давался котёнку с трудом. Если в дом входил не папа, Гриша начинал жалобно плакать: «Мама! Мама!»,- и обиженный возвращался под батарею.

Маму Гриша побаивался, потому что именно она всё время колола ему уколы, насильно кормила и таскала по врачам. Для него она была чем–то вроде Бабы–Яги. Глупенький! Он не понимал, сколько мама делает для него!

Мы с котёнком быстро подружились. Я почти всё свободное время была рядом с ним и старалась всячески поддержать. Пыталась хоть как–то развеселить, играла с малышом, рассказывала ему разные истории. А Гриша смотрел на меня своими необыкновенными глазами.

Этот малыш стал членом семьи, и мы все пытались спасти его. Особенно старалась мама. Она буквально вытаскивала его за шкирку, возвращала к жизни. В самые страшные моменты, когда все уже почти теряли надежду, мама продолжала упорно добиваться своего.

Глава 5 Чем всё закончилось

Прошло две недели с тех пор, как котёнку поставили диагноз. Мама к этому моменту была настолько издёргана, что засыпала прямо на ходу. Она по-прежнему кормила Гришу из шприца каждые два часа и делала ему уколы.

Однажды папа ел сосиску, а другой рукой гладил Гришу. Неожиданно котёнок запищал и полез отцу прямо в рот. Папа не сразу понял, в чём дело, а когда догадался, его лицо озарила радостная улыбка. Гриша хочет кушать!

С этой новостью папа побежал на кухню к маме. Она тут же сварила кашки и положила её котёнку в миску. И (вот чудо!) он вылизал всё без остатка и ещё попросил добавки!

Мама последний раз пошла с ним в ветеринарку. Там объявили, что наше маленькое чудо окончательно выздоровело. Мама вручила Гришенькиному врачу коробку конфет и сказала:

— Спасибо вам! Вы спасли нашего Гришу!
Врач вежливо улыбнулась и ответила:
— Нет, это вы сами его спасли! Я ещё не видела, чтобы хозяин так заботился о своём питомце.

На этих словах мама заплакала. Это были слёзы радости и облегчения. Она никак не могла поверить, что Гришины страдания, наконец–то закончились.

Этот день был лучшим в нашей жизни. Хотя бы потому, что котёнку не надо было больше колоть уколы. Гриша больше не плакал и покинул своё место под батареей. Он перешёл спать ко мне в постель, и мы ему это разрешили. Котёнок снова стал жизнерадостным, прыгал со стула на стул, царапался, драл мебель и игрался, словом стал таким, каким и положено быть котятам. Его голубые глаза вскоре изменили цвет и стали ярко рыжими – бесстыжими.

Мы окончательно победили.

Александра Власова

Пятьдесят на пятьдесят (выживет - не выживет)
Пятьдесят на пятьдесят (выживет — не выживет)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ